Главный праздник Украинской Армии, или всё – по Мопассану

Умные украинцы придумали праздновать – и роскошнейшим образом празднуют в последнем месяце года! – столько добрых праздников, что радуется и счастливеет неустанно добрая и тёплая украинская душа. От имён святых веет святостью и святом – праздником, это по-украински.

Жить бы так и жить, сквозь годы мчась, праздновать и радоваться.

Но после 2014-го совсем иначе, поначалу – чуточку даже растерянно и потерянно, а потом – всё более осознанно и осмысленно, относятся украинцы к двум декабрьским праздникам, не столь обожаемым ещё в году 2013-м.

Потому что в 2014-м началась одна из самых подлых войн современности, а может, и в мировой истории. Впрочем, о «братьях» и «братских объятьях» – отдельно и со временем, непразднично.

А говорю я здесь про наши нынешние, не столь заметные и понятные прежде, праздники: День Вооруженных Сил Украины – 6-го декабря, и декабря 12-го – День Сухопутных Войск Вооруженных Сил Украины.

Праздники, которых до 2014-го, практически, не существовало, – в армии, которой, практически, не было. Награждение непричастных сотнями именных пистолетов и присвоение лампасов дженералям, не нюхавшим пороха, – не в счёт…

Это сегодня Украинская Армия – почитаема. И упоминается в числе лучших армий Европы и мира.

А что же было с Войском Украины вплоть до того, последнего мирного, 2013-го года?

Каждому наблюдательному и неравнодушному к Армии, естественно, припоминаются самые броские, яркие, странно эмоциональные моменты от первых дней создания Вооруженных Сил, от начала ещё лихих 90-х. Странная эмоциональность заключается в том, что, с одной стороны, присутствовала приятная эмоция – осознание новизны, начала чего-то огромного, нужного, важного, что изменит всю жизнь армии и народа к лучшему.

А вот эмоция иная, с другой стороны, была странной тем, что новости, касающиеся «военной украинской перестройки», были неожиданными, непривычными, вызывали сомнение в качестве помыслов тех, кто излучал информацию околоармейского рода.

И как же правы со временем оказались те, кто испытывал сомнения…

Припоминается дивное возбуждение скоропалительно увядшего в запас офицеришки-тыловичка, который – с нервенной дрожью в голосе – захлёбывался радостью: создана при войске и процветает фирмочка. И наш герой «при деле». Продаёт налево и направо кунги и запчасти к автомобилям, которые были на длительном хранении и, разумеется, пребывают в прекрасном нетронутом состоянии. А колёс новёхоньких «реализовали» – не счесть.

Надо сказать, что Украина, как второй эшелон блока Варшавского договора, была под завязку забита складами, заполненными всем необходимым, чтобы в самые сжатые сроки поднять в ружьё, сформировать, обуть, одеть и накормить добрый десяток разного рода армий, стоило только капиталистам проклятущим замахнуться на СССР. Но империалисты замахиваться не спешили. Склады с военной утварью простояли нетронутыми. Словом, разворовывать под вывесками сезонных распродаж военного майна, простите, имущества было завались…

Через десяток лет, уже обалдевшие от неожиданных бумерангов прежней «перестроечной реализации», руководители и отцы-командиры начали остро ставить вопрос о закупках шин для автотехники армии и, не исключаю, флота…

А чего стоила болтовня прапорщиков, которые веселились над первыми словами нового тыловика, обращёнными к прапорщику-водителю: «Ну-ка, подскажи, где здесь в этом прекрасном городе можно купить пару прекрасных квартир за тыщ по пятьдесят вечнозелёных?». Сразу понятно, что тыловик – из рачительных, бережливых, с таким не пропадёшь.

Но именно с такими армия и пропадала. Информацией о том, что солдатики просят у местного населения не только сигаретку, потому что хочется курить, но и денежку, потому что хочется кушать, пестрели средства массовой растерянности.

По-тихому, без огласки и шумихи, а пошуметь никогда не поздно, ушли из владения Минобороны детские садики, пионерские лагеря – с прекрасными соснами вокруг не менее прекрасных озёр – в живописных местечках, ведь всё лучшее – детям…

Какой-то самовлюблённый в свой квасной патриотизм волынский, кажется, царёк с мышлением масштаба «на мою каденцию хватит» топал ноженьками и презрительно отмахивался ручонками от военных лётчиков, пытаясь отобрать сочные квадратные километры аэродрома и авиационного полигона. Оперировал местечковый «стратег» соответствующей терминологией: «Это никогда никому уже не понадобится, какая такая боевая подготовка, какая боеготовность, вы мне тут ещё про войну расскажете?».

Апофеозом, или одним из апофеозов, абсолютного неуважения к вооружённым силам и людям в камуфляже с армейскими погонами на плечах, фактом абсолютного хамского отношения к армии и армейскому имуществу стало водворение с помощью захвата, фактически рейдерства, – судейских во главе с нестандартным «сеятелем» Зварычем – в потрясающее по красоте и расположению великолепное здание штаба воздушной армии на Саксаганского во Львове. Миноборонные, позабыв об истинных чести и достоинстве, тогда не способны были сразу даже здание это отвоевать назад, что уж там было заикаться о защите Отечества…

Потом странно, почти синхронно, взрывались склады боеприпасов, что всегда позволяло прятать в мутных водах тотальной неразберихи камуфлированные концы.

К слову, о камуфляже. Никудышный был камуфляж, И обувка была кошмарная. А как иначе, когда цельный глава ведомства едва ли не главной своей победой называл и считает поныне уничтожение портянок. Ну, думаю, бросить к подножию мавзолея с телом прежней армии не флаги врага, а портянки, пробитые пулями вечно кумулятивных солдатских пяток, – это потрясает…

Вот с таким средневековым багажом – багажом середины прошлого века – и ворвалась прежняя армия в потрясение планетарного масштаба – в современную войну.

Ворвалась, но не сломилась. Людям благодаря. Полуголодная, но несокрушимая и потому – легендарная.

Мы с нашей армией буквально родились. Заново. Изучили слово «дрон». Избавились от дурной картинной привычки ездить на броне и не носить броников на передке. Наши СМИ пестрят сообщениями о новой, совсем новой и совершенно новой, новейшей военной технике, которая поступает на фронт. И форма одежды новая, не тот уже камуфляж, что плавился от прикосновения сигареты. И берцы уже такого качества, что в них, если прикажут, и до логова врага дошагаем, не развалятся.

И врагу это всё известно. И врагу всё это не нравится. Ему кажется, что он ещё может испугать, Но время голой, голодной и перепуганной украинской армии прошло безвозвратно. У нас ещё будет возможность сравнить, обязательно вернёмся к этому сравнению – сравним силы свои и вражеские.

А пока – цитата от классика мировой литературы, к чьему мнению нельзя не прислушаться. „Война — варварство, когда нападают на мирного соседа, но это священный долг, когда защищают Родину,“ — Ги де Мопассан. Нам суждено воевать с варварами, ударившими в спину.

Мы выстояли, наша армия выстояла в самый ужасный момент.

И потому мы непобедимы. Подумайте об этом в декабре.

И не только 6-го и 12-го…

И поднимите в Новогоднюю ночь бокал за Главный праздник Украинской Армии, праздник, который неминуем – за нашу победу над врагами!

…Недавно в супермаркете бабушка поймала солдатика, облачённого в современное: «Сыночек, может, нужно тебе сигаретку купить, может, купить тебе чего-то вкусненького, родненький?».

Родненький достал из кармана пачку гривен, явно не без желания продемонстрировать свою финансово-экономическую мощь, и сказал в ответ с чувством собственного достоинства: «А давай, бабуся, я тебе – кило конфет шоколадных?».

…Как далеко ушли мы, как навсегда далеки мы от наивного 2013-го.

Василий Точило

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s